11.05.2017 Автор: Константин Асмолов

Экономические проблемы американо-южнокорейских отношений

564223Касаясь проблемы «оплаты THAAD», мы уже упоминали, что 28 апреля 2017 г. наряду с этим требованием президент США заявил о планируемом им пересмотре соглашения о свободной торговле с Южной Кореей, назвав его условия «ужасными» с точки зрения выгодности.

Американский лидер и ранее критиковал его, считая, что договор невыгоден США и лишает страну рабочих мест. Однако, как можно заметить, за словами следуют определенные дела. Например, США начали антидемпинговое и антисубсидиарное расследование в отношении импорта катанки из углеродистой и легированной стали из РК. Решение о начале расследования было принято по запросу четырёх американских металлургических компаний, которые потребовали от властей применить к импортному товару антидемпинговые пошлины, размер которых составляет 33,96 — 43,25%, так как слишком дешевые импортные товары нанесли ущерб американским производителям.

Катанка — возможно, незнакомый аудитории термин — относится к одному из видов круглого стального проката. В зависимости от содержания углерода она делится на обычную и специальную. Посредством вторичной обработки катанки изготовляют стальную проволоку, из которой делают гвозди, винты и другие металлические изделия.

Это первое расследование в отношении южнокорейских производителей после вступления Дональда Трампа в должность президента США, хотя предметом расследования стала не только южнокорейская катанка, но и аналогичная продукция ещё девяти стран — Белоруссии, Великобритании, Италии, Испании, Объединённых Арабских Эмиратов, России, Турции, Украины и ЮАР.

Тем не менее во многом это удар именно по РК, которая по экспорту катанки в США занимает второе место, уступая Украине. Южнокорейский показатель составил в прошлом году 92,504 метрические тонны на сумму 45 млн 600 тыс. долларов.

Комиссия по международной торговле США должна объявить предварительные результаты расследования не позднее 12 мая. Окончательные результаты ожидаются в начале будущего года, и многие опасаются, что всеобъемлющее ограничение импорта стальной продукции означает начало реализации политики протекционизма.

Затем, 20 апреля 2017 г. глава Белого дома подписал меморандум, связанный с разделом 232 закона о расширении торговли от 1962 года. Согласно таковому, президент уполномочен ограничить импорт, если он угрожает интересам национальной безопасности. Закон отводит на такое расследование 270 дней. США вводят торговые барьеры в отношении импортной стали из таких стран, как РК, Китай и Австралия, применив антидемпинговые пошлины и обвинив их в субсидировании экспорта стали.

На подписании документа присутствовали министр торговли США Уилбур Росс и главы крупнейших американских металлургических компаний, а 25 апреля в интервью газете Wallstreet Journal тот же Уилбур Росс заявил, что, согласно всё тому же разделу 232, США рассматривают возможность введения дополнительных мер по защите своего судостроения, производства полупроводников и алюминия. Помянув расследование относительно иностранной стали, Уилбур Росс указал на приоритетность для страны шести отраслей, имеющих отношение к алюминию, автомобиле- и судостроению, созданию самолетов, производству полупроводников. А на брифинге в Белом доме, говоря о возможном пересмотре условий соглашения о свободной торговле между РК и США, он заявил, что двустороннему договору исполнилось пять лет, поэтому пришло время подумать о его дальнейшей судьбе.

Через некоторое время «алюминиевое следствие» началось, но оказалось нацеленным скорее на КНР. Как пояснил Росс, американские производители не способны конкурировать с поставками из-за рубежа. За последние годы полностью закрылись или временно приостановили производство несколько заводов, при том что для производства новейших образцов военных самолетов США, в том числе истребителей F-35, требуется алюминий высокой чистоты, который производит только один завод в США — Century Aluminum. Расследование должно установить, соответствует ли объем внутреннего производства нуждам оборонной промышленности и оценить влияние сокращения рабочих мест на национальную безопасность.

Какова ответная реакция Сеула? Представитель министерства промышленности, торговли и энергетики заявил, что от американской стороны не приходило никаких официальных запросов относительно торгового соглашения. Он также отметил, что в настоящий момент выясняется, при каких обстоятельствах и в каком контексте Трамп сделал данное заявление. В министерстве также отметили, что РК допускала различные варианты развития ситуации, поэтому планируется продолжать усилия по разъяснению США взаимовыгодного характера двустороннего торгового соглашения.

Такое «разъяснение», безусловно, важно, так как в случае изменения уровня пошлин вследствие пересмотра соглашения о свободной торговле экспортные убытки РК в течение последующих пяти лет могут достигнуть почти 2 млрд долларов. Об этом говорится в докладе Корейского института экономических исследований, опубликованном 30 апреля, поскольку из-за соглашения о свободной торговле ежегодный рост торгового дефицита США относительно РК составляет более 200 млн долларов. Если США путем повышения пошлин в области автомобилестроения, машиностроения или сталелитейной промышленности решат вернуть объем торгового дефицита до уровня, фиксировавшегося до 2012 года, экспортные убытки РК могут достичь 1,7 млрд долларов, включая потерю 90 тыс. рабочих мест.

4 мая 2017 г. министр промышленности, торговли и энергетики РК Чу Хён Хван, выступая на семинаре в Сеуле с участием специалистов государственных исследовательских институтов по государственной политике и представителей частных компаний указал, что Сеул готовится к различным вариантам американской  торговой политики, в том числе к возможности пересмотра соглашения о свободной торговле; правительство РК разработало различные сценарии развития ситуации в торговле с США, и по каждому из них определяются отдельные меры реагирования с целью защитить национальные интересы.

Другой блок проблем всплыл еще зимой на фоне жёсткой политики нового американского президента Дональда Трампа в отношении иммигрантов. Напомним, что 25 января 2017 г. Дональд Трамп подписал указ, направленный против мигрантов, а 29 января — указ, который приостанавливает приём беженцев и запрещает въезд в США гражданам семи стран, которые могут представлять террористическую угрозу. Приостановлена также программа предоставления политического убежища, а 10 млн нелегальных мигрантов, находящихся в США, могут быть депортированы.

Указ, таким образом, задевает не столько северокорейских перебежчиков (их не так много), сколько нелегальных мигрантов с Южной Кореи, число которых, по сведениям министерства внутренней безопасности США, только на 2011 год составляло 230 тыс. человек.

В тот же день МИД РК заявил, что официальный Сеул намерен укреплять сотрудничество с соответствующими органами, чтобы стабилизировать статус южнокорейских нелегальных мигрантов в США. А 31 января представитель министерства Чо Чжун Хёк заявил, что правительство РК намерено осуществлять мониторинг ситуации со своими гражданами, готовя различные меры по защите их прав.

Конечно, основное перетягивание каната по данным вопросам начнется уже при новой администрации. Кроме того, аудитории стоит иметь в виду, что в отношениях США и РК все не так безоблачно, и не стоит упрощать, представляя Сеул послушным союзником Вашингтона, не имеющим своего мнения.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×