05.04.2017 Автор: Вениамин Попов

Кризис между западными и исламскими государствами обостряется

23423123123XXI век, начавшийся со страшного теракта 11 сентября 2001 года, проходит под знаком дальнейшего разделения цивилизаций – борьба и конкуренция обостряются прежде всего с связи с кризисом Запада.

Чтобы сохранить свои позиции и свое господство, западные страны не останавливаются даже перед открытыми вооруженными интервенциями, что было четко продемонстрировано на примере Ливии и Ирака, или фактической поддержкой действий исламистских экстремистов для свержения неугодных им режимов: самый яркий пример такого поведения – Сирия.

По сути дела, западные державы и исламистские экстремисты, провоцируя и разжигая кризисы и конфликты, фактически способствуют страшному разделению мира по цивилизационно–конфессиональному признаку. В чем–то их действия даже смыкаются, хотя цели у них разные.

Проявление этого разлома многообразно. Фактически захватнические действия Запада обернулись бумерангом и вызвали новые сложнейшие явления в целом ряде индустриально развитых стран. Как отметил 28 февраля с.г. один из наиболее осведомленных английских политологов Андрей Остальский: «Ирак и Сирия пришли в западный дом ростом терроризма и невиданным потоком беженцев. Это породило массовый страх перед террором и эмиграцией, панические настроения, коренным образом изменившие общественное мнение. Можно предположить, что без колонн несчастных, непонятных, чужих мусульман на телеэкранах, без регулярных репортажей об актах исламистского террора не было бы ни Brexit, ни бурного роста национализма в США, ни перспектив разрушения либеральных устоев современной западной цивилизации».

Примечательно, что в Давосе, на Всемирном экономическом форуме в середине января 2017 года, также четко звучала обеспокоенность «растущим недоверием стран мира, особенно западных, к выходцам из других регионов и культур». Если после Второй мировой войны иммигранты считались перспективными членами общества, то сегодня их обвиняют «в разграблении систем социального страхования, росте преступности, создании угрозы безопасности».

Сегодня только ленивый не говорит о провале ценностей мультикультурализма в его прежней форме, когда люди вписывались в рамки новой родины, становясь равноценными гражданами, и при этом государство поощряло сохранение ими национальной идентичности (национальные школы, культурные центры и религиозные объединения).

Теракт в Англии 22 марта 2017 года, когда погибли 4 человека и около 30 пострадали, потряс не только Великобританию, но и все европейские государства. Реакция лондонцев была весьма острой: говорили о том, что мультикультурализм окончательно изжил себя, ибо он, по существу, означает стремление не жить, а умереть всем вместе.

Антимусульманская риторика в СМИ западных стран постоянно набирает обороты. При этом особенно активно тиражируются высказывания политиков, которые выступают с открытыми нападками на ислам. В первых рядах стоит захвативший в последнее время внимание СМИ лидер Партии Свобода в Нидерландах Герт Вилдерс, выступления которого являют собой наиболее красноречивые примеры такого рода кампании. Взять хотя бы его сентенции на прошедших 14 марта 2017 (накануне парламентских выборов) теледебатах: «Все эти ужасные прошлогодние нападения в Германии и в Европе – это и есть ислам. Если мы не защитим себя от этого, если мы побоимся признать, что из себя действительно представляет ислам, и не только джихад, а ислам в целом, если мы не будем бдительны, то ислам положит конец существованию и Нидерландов, и всего Западного мира. Мы не должны этого допустить».

И словно накала напряженности между Западом и исламским миром было недостаточно, так разразился непредсказуемый скандал в отношениях между Голландией, Германией и Турцией, который еще больше осложнил конфликтную ситуацию. 5 марта 2017 года президент Турции Р.Т. Эрдоган после того, как двум турецким министрам запретили проводить предвыборную кампанию в Германии, обвинил эту страну в том, что она следует практике нацизма. С подобными обвинениями Эрдоган обрушился и в адрес голландских властей, назвав Гаагу «столицей фашизма».

Вот как эти события на днях охарактеризовала редакционная статья «Нью-Йорк таймс»: «Турция пошла на безобразную размолвку с Европой, начав словесную войну против двух ее НАТО-вских союзников — Германии и Голландии. Тем самым Эрдоган пытается заручиться поддержкой националистически настроенных турок на конституционном референдуме 16 апреля 2017 года».

Многие ведущие политики ФРГ высказались против разжигания внутритурецких конфликтов на немецкой территории и превращения ее в плацдарм для авторитаризма.

О своей полной солидарности с действиями голландских властей, запретивших выступление турецких политиков в Нидерландах, заявил ряд стран–членов Европейского Союза.

Американская пресса высказывает опасения по поводу того, что воинственная тактика Эрдогана может сыграть на руку антиэмигрантским и антимусульманским настроениям в Голландии, и это впоследствии отразится на выборах во Франции в апреле и мае, а также на выборах в Германии в сентябре 2017 года.

Американский журнал «Мидл Ист Форум» писал даже о «войне Эрдогана против Запада».

В середине марта Европейский суд справедливости принял решение, в соответствии с которым предпринимателям разрешено не брать на работу женщин, одетых в традиционную мусульманскую одежду. Как и следовало ожидать, популистские политики приветствовали такое решение, а религиозные мусульманские организации в европейских государствах назвали это легализацией «открытой дискриминации». Подобное решение, скорее всего, может привести к усилению внутренних проблем в европейских обществах, ибо касается всех стран Евросоюза.

Глава Чечни Рамзан Кадыров назвал решение Европейского суда справедливости «объявлением войны религии».

Глава международного комитета по делам беженцев (он англичанин) полагает, что отказ стран Запада принять у себя сирийских беженцев – пропагандистский подарок тем, кто утверждает, что мусульмане не могут доверять Америке и другим странам Запада.

Отчетливо проявившийся в XXI веке цивилизационный разлом между Западным миром и Исламской Уммой (число мусульман в мире почти 1,7 миллиарда человек) в результате вышеуказанных событий серьезно углубляется. Для многих руководящих деятелей ЕС ислам становится крупной проблемой, именно так сформулировал свою позицию нынешний французский президент Франсуа Олланд.

На этом фоне особенно контрастно выглядит положение дел в России – стране многонациональной, многоконфессиональной, где отношения между гражданами, исповедующими разные религиозные культы, традиционно решаются на основе взаимного уважения и здравого смысла.

Вениамин Попов, директор Центра партнерства цивилизаций МГИМО (У) МИД РФ, Чрезвычайный и Полномочный посол, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×