03.04.2017 Автор: Владимир Терехов

Свяжет ли новый «Великий шёлковый путь» Европу и Китай?

6523234234Два примечательных события конца марта с. г. на европейском и азиатском континентах предоставляют хороший повод в очередной раз обратиться к текущему состоянию китайско-европейских отношений. Речь идёт о римском саммите ЕС по случаю 60-летия подписания документа, ставшего базой для нынешнего объединения 27 стран-участниц, и очередном Боаоском форуме представителей (главным образом, но не только) азиатских стран.

Последний получил название по месту проведения – города на китайском острове Хайнань. Имея в виду значимость, формат работы, её цели и состав участников, Боаоский форум иногда называют “азиатским Давосом”.

В ходе обоих мероприятий речь шла о дальнейшей судьбе глобализации, наиболее представительным примером (и достижением) которой последних десятилетий стало образование и функционирование ЕС. Другой (ранее ведущий) “глобализатор” устами нового президента США недавно заявил о “сходе с дистанции”.

Намерение занять его место обозначил на последнем форуме “европейского Давоса” лидер КНР Си Цзиньпин. Ему же принадлежит и концепция возрождения Великого шёлкового пути (ВШП), практическая реализация которой может снова, как и 1-2 тыс. лет назад, связать обоих оставшихся “глобализаторов”. В Китае, впрочем, говорят о возможности “ответвлений” указанного “пути” и на другие континенты, например, в Африку.

В приветственном послании участникам Боаоского форума председатель КНР отметил, что девиз этого мероприятия (“Глобализация и свободная торговля: перспективы Азии”) отражает стремление мира в целом и азиатских стран, в частности, к глобализации национальных экономик.

Присутствующие на форуме западные эксперты единодушно называют нынешний Китай важнейшим “стабилизатором” мировой экономики и полагают, что эта его роль с годами будет только возрастать.

Такой партнёр должен бы выглядеть весьма привлекательным для европейцев, ибо отношения с ним практически не отягощены политической компонентой (в отличие от американо-китайских отношений). Объём двусторонней торговли (в товарах и услугах) в последние три года находится на уровне 600 млрд долл., что почти на 10% превышает объём американо-китайской торговли.

Это впечатляющие цифры, но не следует упускать из виду гигантские размеры ВВП обоих партнёров. Поэтому и в Пекине, и Брюсселе говорят об огромном не задействованном пока потенциале в торгово-экономических связях.

В частности, на низком уровне остаются взаимные инвестиции, накопленный объём которых исчисляется процентами от общих вложений за рубеж каждой из сторон. И с 2013 г. ведутся переговоры о заключении соглашения с целью расширения взаимных капиталовложений.

Казалось бы, кому как не таким двум партнёрам реализовывать концепцию-мечту ВШП. Но что-то по её поводу в ЕС не наблюдается особого энтузиазма и, в общем, понятно почему. Ибо итогом воплощения указанной мечты должно стать увеличение в разы взаимного обмена товарами и услугами. Но и при нынешнем его уровне у европейцев накопились вопросы к партнёру.

Во-первых, уже сегодня европейцы играют с китайцами с разгромным для себя счётом (минус 200 млрд долл. в 2016 г.), но, самое главное, их проигрыш растёт из года в год. И зачем рисковать усугублением проблемы, не устранив её причины? Во-вторых, снятие ограничительных барьеров на пути китайского товаропотока в ЕС (как неизбежный спутник ВШП) грозит серьёзными проблемами европейской экономике уже при нынешних его объёмах. Что же будет, когда ВШП заработает?

Этими двумя обстоятельствами объясняется ЕС-ская стратегия саботажа в отношении решения одной из ключевых для Пекина задач получения “статуса рыночной экономики” (Market Economy Status, MES). Указанная задача становится особенно актуальной в связи с объявлением китайских претензий на “глобальность”.

Напомним, что вступление в 2001 г. КНР в ВТО (который стал первым шагом на пути встраивания страны в “глобальную” экономику) сопровождалось условием приобретения китайской экономикой MES в течение последующих 15 лет, то есть к концу 2016 г. Контрольный срок прошёл, один из основных торговых партнёров Китая фактически посчитал его экономику не готовой к MES и что же теперь?

А теперь КНР обращается в Комиссию ВТО по рассмотрению споров с жалобой на ЕС и США, продолжающих практику “суррогатной оценки” (возможного) занижения стоимости поставляемых на внешние рынки китайских товаров. На основе подобных “оценок” устанавливаются пошлины с целью сдержать китайские товаропотоки.

Ведь у Китая нет MES, поэтому приходится (а что прикажете делать?) оценивать “истинную” стоимость его товаров по примеру неких “третьих” стран.

Наряду с жалобами Пекин ведёт среди европейцев разъяснительную работу, демонстрируя заинтересованность в преодолении нынешних внутренних проблем ЕС и продолжении “первого в мире интеграционного проекта”. Осуждаются “ЕС-ские бюрократы” и утверждается, что “без Китая у Европы мрачная перспектива”.

Определённые надежды возлагаются на очередное ежегодное заседание двустороннего форума (одного из многочисленных), посвящённого развитию экономических отношений, на котором ожидается присутствие глав государств. Со ссылкой на агентство Reuters (которое, в свою очередь, указывает на неких анонимов из структур ЕС) говорится, что это мероприятие намечено на апрель-май с. г.

Утверждается, что в повестке дня окажутся вопросы “развития свободной торговли и международной кооперации перед лицом всё большего протекционизма со стороны США”.

Неясно, впрочем, в каком состоянии сейчас находится сам ЕС, о котором едва ли можно судить по юбилейному театрализованному действу в Риме, накануне которого Ж.-К. Юнкер не исключил коллапса Союза, если кто-то из его нынешних членов последует примеру Британии.

На авторский же взгляд, пока не наблюдается каких-либо признаков того, что на предстоящем саммите руководство ЕС откажется от многолетней стратегии “поспешать, не торопясь” в ключевых для КНР аспектах двусторонних отношений.

Во всяком случае, подобные признаки не просматриваются в выражениях общего плана, использованных Ангелой Меркель в телефонном разговоре с Си Цзиньпином, состоявшемся 17 марта с. г.

Поэтому едва ли есть основания для предположений о том, что разговоры о перспективах связи с помощью ВШП двух (из трёх крупнейших) экономик мира и ныне главных мировых “глобализаторов” выйдут за рамки красивой мечты-воспоминания. По крайней мере, в ближайшем будущем.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×