10.07.2015 Автор: София Пале

«Новый Шелковый путь»: плюсы и минусы для России

45345435345 «Новый Шелковый путь» – беспрецедентный по масштабам инфраструктурный проект, инициированный Китаем, выполнение которого приведет к значительному ускорению и, следовательно, удешевлению доставки в Европу китайских товаров через Центральную Азию и Кавказ. Для реализации этого проекта Пекин учредил $40-миллиардный Фонд Шелкового пути, а также $100-миллиардный Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ), начавший свою работу 29 июня 2015 г. после официальной церемонии в Пекине.

Совокупные средства Фонда Шелкового пути и АБИИ сравнимы с капиталом Азиатского банка развития (действующего в интересах Японии); они составляют чуть менее объема средств, которым располагает Всемирный банк, и всего в два с половиной раза ниже капитала, которым оперирует МВФ (политику этих двух организаций определяют США).

Неудивительно, что аналитики принялись рассуждать о том, что АБИИ несет в себе угрозу сложившемуся экономическому порядку: ведь при таких огромных объемах инвестиций в инфраструктурные проекты «Нового Шелкового пути» юань непременно вытеснит доллар на мировом рынке в ближайшие годы. Данные заявления подкрепляются, прежде всего, такими фактами, как подписанные между Китаем и странами-участницами АБИИ договоры о прямых обменах местных валют на юани в торговых операциях, минуя расчеты в долларах. Прямой «дедолларизованной» торговлей уже давно и успешно занимаются Россия и Китай, наращивая обороты; а совсем недавно, в середине июня 2015 г., третий по величине в России производитель нефти – «Газпром» перевел все сделки по продаже нефти Китаю в юани.

14 апреля 2015 г. Россия стала потенциальным учредителем АБИИ наряду с 57-ю участниками, в число которых пока не вошли США и Япония. Тем не менее, такие традиционные союзники этих государств, как, например, Австралия, Южная Корея, Израиль и Великобритания, приняли решение присоединиться к АБИИ. Само собой разумеется, в эту организацию вошли все государства, лежащие на «маршруте» «Нового Шелкового пути». Среди первых участников, которые подали заявки на членство в АБИИ Азербайджан, Армения, Грузия, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан.

5 мая этого года стало известно, что РФ получит привилегированный статус в АБИИ. Этот статус предоставляется исключительно участникам, выступающим в роли представителей от Азии, – и именно в этом качестве РФ будет участвовать в АБИИ (в то время как в ЕБРР, который уже сотрудничает с АБИИ и принимает участие в проекте «Новый Шелковый путь», Россия выступает как представитель от Европы).

Россия является третьей крупнейшей экономикой среди членов АБИИ после Китая и Индии и поэтому может претендовать на соответствующую долю голосов и ряд ключевых позиций в менеджменте этой организации.

Таким образом, очевидное сближение Пекина и Москвы налицо. Следовательно, Россия видит для себя совершенно определенные выгоды от участия в китайских проектах. Немаловажен для Москвы геополитический аспект, направленный на противостояние Западу путем укрепления сотрудничества с КНР на постсоветских рубежах, т.е. в Центральной Азии и на Кавказе.

Скептики, однако, не торопятся принимать ситуацию исключительно в радужном свете. Они упоминают тот факт, что железнодорожные пути, строительство которых будет финансировать АБИИ, будут соответствовать не ГОСТу, а европейским стандартам относительно ширины колеи. То есть Китай обеспечит свою безопасность с Запада, при этом российский Транссиб якобы потеряет часть своей транспортной значимости. Однако не следует забывать о том, что интеграция РФ в новый экономический порядок при новых условиях допускает постепенное переоборудование собственных железных дорог в соответствии с новыми требованиями глобализующегося мира и не исключено, что это будет достигнуто при участии заемных средств АБИИ. Тем более что накануне визита председателя КНР в Москву 8 мая 2015 г. китайские СМИ сообщили о готовящемся проекте по строительству китайскими компаниями скоростной железной дороги между Москвой и Казанью, которая впоследствии может быть продлена до Пекина.

Еще одно пессимистическое мнение состоит в том, что «Новый Шелковый путь» станет поистине испытанием на прочность внешнеполитического курса Китая с его основополагающей риторикой пяти принципов мирного сосуществования (взаимное уважение территориальной целостности и суверенитета, ненападение, невмешательство во внутренние дела, равенство и взаимная выгода, мирное сосуществование). Дело в том, что, в случае возникновения угрозы китайским инвестициям, Пекину придется использовать чуть более жесткую риторику для защиты своих финансовых интересов. Как известно, к настоящему времени количество китайских миротворцев в ООН выросло в 20 раз по сравнению с 2000 г. Пример китайской миротворческой деятельности в Судане в 2014 г. продемонстрировал готовность Китая идти на военные операции, когда в стране вспыхнул острый конфликт, и китайские нефтяные инвестиции оказались под ударом.

Однако в глобальной перспективе можно утверждать, что участие Китая в решении возможных локальных конфликтов в странах «Нового Шелкового пути» пойдет лишь на благо, не допуская разгорания «горячих точек» в «пожар» гражданских войн. Тем самым присутствие Китая в регионах, через которые проходит «маршрут» «Нового Шелкового пути», возможно, будет служить залогом стабильности и способствовать укреплению гражданского общества, основанного на новых экономических возможностях, которые призван привнести этот масштабный китайских проект. Нет смысла говорить о том, что дополнительные гарантии безопасности в Азии весьма выгодны России.

Третья нерадужная точка зрения гласит, что «Новый Шелковый путь» пролегает «в обход» Российской Федерации. Но не следует забывать, что Москва – это один из крупнейших потребителей китайской продукции, и что «маршрут» этого проекта проходит напрямую через российскую столицу, уходя далее в Беларусь. Ведь не зря после переговоров с российским президентом В. Путиным, прошедших 8 мая в Москве, лидер КНР Си Цзиньпин 10 мая 2015 г. отправился в Минск, где он провел переговоры с президентом Беларуси А. Лукашенко. По итогам встречи стороны договорились «совместно строить экономический пояс Шелкового пути. В сотрудничестве необходимо сделать упор на строительстве китайско-белорусского индустриального парка, который должен стать жемчужиной в строительстве экономического пояса Шелкового пути и классическим образцом двустороннего взаимовыгодного сотрудничества».

Следовательно, китайские инициативы способствуют еще большей интеграции участников ЕАЭС, и это также очень выгодно для России. Как видно, участие РФ в китайских проектах «Нового Шелкового пути», а также членство в АБИИ сулит больше перспектив, нежели вызывает опасений.

В заключение хотелось бы отметить, что в последнее время Россия и Китай предпринимают очевидные шаги по обеспечению своих национальных валют непосредственно золотом. Это явный признак того, что, будучи ведущими государствами в АБИИ, Россия и Китай, осуществляющие финансовые и торговые операции напрямую в паре рубль-юань, минуя американского посредника, в конце концов могут пошатнуть мировой экономический порядок, сняв доллар с пьедестала главной международной валюты.

И, наконец, бесспорно выгодные возможности откроются для России в случае успешного завершения переговоров с Китаем по вопросу о создании Зоны свободной торговли между двумя государствами, начало которым было положено в ходе встречи на высшем уровне в Москве 8 мая 2015 г.

София Пале, кандидат исторических наук, научный сотрудник Центра Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании ИВ РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


×
Выберие дайджест для скачивания:
×